Ни для кого не секрет, что в Крыму существует параллельная система здравоохранения, в существовании которой мог убедиться каждый, кто наблюдался во время беременности в женской перинатальной консультации, рожал детей в симферопольских родильных домах, лечился в детской республиканской больнице или проходил обследование в республиканском диагностическом центре. Впрочем, достаточно посетить крымские Интернет-форумы, чтобы узнать сотни историй, как пациенты, обратившись в  государственные учреждения здравоохранения, не успев мигнуть глазом, становятся клиентами частных структур, обсевших наши клиники, родильные дома и больницы так плотно, что порой кажется, что это бюджетные учреждения у них квартируют, а не наоборот. Замминистра здравоохранения Крыма Татьяна Бабич в интервью программе “Вопрос национальной безопасности” уверяет, что все фирмы-присоски от женской консультации и роддомов отпадут с созданием Республиканского перинатального центра, а  «Генезиса», по ее словам,  там не будет. Однако центр откроется только осенью, и, к тому же, сфера деятельности структур, которые не конкурируют честно с государственными учреждениями, а вытесняют их,  намного шире.

Один из огромных секторов этой параллельной системы здравоохранения Крыма был создан усилиями двух бывших министров автономии и их партнеров во власти и бизнесе, а приоткрыть завесу в этот мир нам помогло уголовное дело одного из самых именитых акушеров-гинекологов Крыма, заведующего кафедрой Крымского медицинского университета профессора Виталия Заболотнова, которого судят за должностное преступление.

По мнению обвинения, Виталий Заболотнов, будучи завкафедрой госуниверситета, каждый четверг в свое рабочее время консультировал еще и в частных медицинских фирмах, а потому зарплату за эти часы начислял себе незаконно. Между тем, постановление Кабмина разрешает научным сотрудникам практическую деятельность – но не более 240 часов в год, это даже не считается совместительством. И профессор Заболотнов эту норму не нарушал. И это известно всем. Как и то, что таких как Заболотнов у нас сотни, потому что, увы, наши медики одновременно трудятся в параллельных мирах здравоохранения. Но Заболотнов – на скамье подсудимых, а эта система работает, как и прежде. На этой неделе Железнодорожный районный суд Симферополя должен был перейти к судебным прениям и вынести приговор. Однако судья неожиданно отправил дело на допрасследование. Но обо всем по порядку.

Рождение дела

Виталий Заболотнов

Как и тысячи украинских врачей, профессор и заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Крымского государственного медуниверситета  Виталий Заболотнов совмещал научную и преподавательскую деятельность с практикой в медицинских учреждениях. И не только по долгу службы (во втором роддоме Симферополя размещена  кафедра университета), но и потому, что профессорская зарплата в нашей стране более чем скромная и светилам науки приходится банально подрабатывать в частных фирмах. Трезво оценивая положение дел, правительство страны в 1993 году приняло постановление № 245, а вслед за ним и совместный приказ  № 43 Минтруда, Минюстиции, Минфинансов Украины, которым определило, что научные сотрудники могут практиковать и консультировать, но не более 240 часов в год. И профессор в эту норму укладывался, однако в сентябре 2011 года Служба безопасности Украины в лице майора Лысякова неожиданно проверила рабочие часы профессора Заболотнова.

По результатам проверки майор Лысяков составляет рапорт, в котором утверждает, что Заболотнов совмещал деятельность в медуниверситете, роддоме №2 и трех частных предприятиях («Клиническая больница», «Бионорика», «Эгис Нюрт»), самостоятельно вносил недостоверные данные при заполнении табелей учета рабочего времени, в результате чего произошло незаконное начисление зарплаты. Таким образом, делает вывод Лысяков, профессор незаконно присвоил больше 15 тысяч бюджетных гривен. Однако в связи с «малозначимостью совершенного деяния» материалы проверки передаются в МВД Украины в Крыму. А уже через месяц прокуратура Крыма выносит постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 191 УК Украины – присвоение имущества, совершенное путем злоупотребления должностным лицом служебным положением. Однако теперь в деле фигурируют иные суммы причиненного Заболотновым ущерба –  от 16 до почти 21 тысячи гривен. Удивительно, но факт: следствие окончательно так и не установило точной цифры ущерба, в разных актах и справках фигурируют разные суммы, которые значительно отличаются. Но,  несмотря на эти и другие явные нестыковки материалов расследования, дело передали в суд.

Судим да рядим

В постановлении о привлечении Заболотнова в качестве обвиняемого сказано, что профессор «достоверно зная, что фактически работу по четвергам с с января 2009 по июнь 2010 он фактически не выполнял, с целью присвоения бюджетных средств фонда оплаты труда сотрудников универститета, он собственноручно подписывал тебаля учета рабочего времени, содержащие заведомо ложные сведения о его работе. В том, что данные сведения не соответствуют действительности, Заболотнову было достоверно известно, т.к. с 1 января 2009 по 30 июня 2011 он работал на ЧП «Клиническая больница», где вел пациентов каждый четверг с 13 до 18 часов. Таким образом, Заболотнов совершил преступление, предусмотренное ст. 366 ч.1 УК Украины – служебный подлог».

Ирина Неналтовская

Адвокат Заболотнова Ирина Неналтовская считает обвинение необоснованным, ссылаясь на правила внутреннего трудового распорядка медуниверситета, по которым, согласно разъяснениям ректора университета профессора Бабанина,  Заболотнов должен был по роду своей научной и профессиональной работы консультировать пациентов в медицинских учреждениях. А иначе, каким образом врачам соединять и проверять науку практикой? Работа эта проводилась согласно договоров о сотрудничестве, и в правовом отношении совершенно легальна.

По словам Ирины Неналтовской, в определении суммы ущерба обвинение ссылается на проверку КРУ. Но и здесь – сплошные нарушения: так, например, представитель Контрольно-ревизионного отдела 20 октября 2011 года предоставила данные с одними цифрами, а уже 20 декабря – с другими, причем, эти документы изобилуют десятками арифметических ошибок. Уже на судебном процессе, во время опроса свидетелей, оказалось, что ревизор КРУ только подписывала документы, а расчеты проводила некая пенсионерка ведомства.

«К этому делу были допущены лица, которые вообще не имели права заглядывать в материалы уголовного дела, – рассказывает И.Неналтовская. – По большому счету, если бы хоть какая-то принципиальность оставалась у прокуратуры, то следователя, который расследовал дело, нужно было привлекать к ответственности. Ведь нам в процессе судебного заседания ревизор КРУ сказала, что она сама ничего не считала, она только подписала бумаги, а считала пенсионерка, бывшая сотрудница КРУ. По закону любого специалиста можно привлечь к расследованию уголовного дела, но для этого нужно вынести постановление. Должны быть документы, подтверждающие, что это специалист. А не просто взять тетю с улицы, дать ей материалы уголовного дела и сказать: «Считай». В нашем деле было именно так».

Но если принять во внимание постановление Кабмина, о котором уже упоминалось, то все эти расчеты окажутся не нужными в принципе, поскольку документально подтверждено: профессор Заболотнов не вышел за рамки дозволенных часов работы «на стороне», которая согласно решению правительства даже совместительством не считается.

Тем не менее, в постановлении о возбуждении уголовного дела прокурор указывает, «с 1 января 2009 по 30 июня 2011 Заболотнов работал по гражданско-правовым отношениям на ЧП «Клиническая больница», где вел прием пациентов каждый четверг с 13 до 18.00. Всего Заболотнов отсутствовал в КГМУ с 13 часов 105 рабочих четвергов».

По словам  самого Заболотнова, он не нарушил норм постановления Кабмина, поскольку его предпоследний пункт разрешает проводить  консультации и в рабочее время. Кроме этого, у профессора  ненормированный рабочий день, а в должностной инструкции сказано, что  рабочий график он может строить в зависимости от производственной необходимости. То есть самому определять, когда консультировать студентов, магистрантов или аспирантов, когда  заниматься научной деятельностью, а когда, по необходимости, принимать сложные роды на кафедре при втором роддоме Симферополя.

По данным регистрации  граждан, принятых и проконсультированных врачом,  следует, что фактически Заболотнов в 2009 году провел 140 часов консультаций, в 2010 году – 144 часа, в 2011 году – 66 часов. Ни одна из этих цифр, как видим, не превышает разрешенные правительством Украины 240 часов в год. Получается, что профессора обвиняют в преступлении, которого, по сути, просто не было.

После подробного изучения всех документов двухтомного дела и окончания судебного следствия  стороны должны были перейти к прениям. Однако прокуратура несколько раз ходатайствовала на переносе этого заседания. В результате неожиданно 31 июля судья Железнодорожного суда Владимир Гнусарев отправил дело Заболотнова на дополнительное расследование в прокуратуру.

По словам судьи, в деле не установлено, сколько времени Заболотнов находился вне рабочего места. «Нужно же выяснить, сколько конкретно времени подсудимый находился в «Клинической больнице» (ЧП «Клиническая больница» – ред.). Это же невозможно выяснить в суде», – сказал судья, обращаясь к прокурору. Тот в свою очередь заявил, что дело было расследовано в полном объеме, а потому нет смысла отправлять его на дополнительное расследование.

Защита Заболотнова также возражает против дорасследования. «Мы однозначно ставим вопрос об оправдании моего подзащитного. Мы возражаем против отправления дела на дорасследование. Считаем, что можем заканчивать процесс», – заявила на заседании  адвокат Заболотнова Ирина Неналтовская, добавив, что решение  будут опротестовано в Апелляционном суде Крыма данное решение.

Кто виноват?

В медицинской среде бытует версия, что дело профессора Заболотнова – следствие его конфликта с одной из влиятельных в Симферополе семей медиков-гинекологов – супругов Глазковых. Ирина Борисовна, как известно,  возглавляет родильный дом №2 с тех пор, как предыдущий главврач учреждения, ее супруг Илья Глазков стал заместителем городского головы Симферополя. Что, к слову,  не мешает ему продолжать практиковать: о том, что  принимает роды,  вице-мэр сообщал лично и во всеуслышание.

Как уже говорилось, именно в этом роддоме размещена  кафедра акушерства и гинекологии госуниверситета,  которой заведует профессор Заболотнов. А женская перинатальная консультация, в которой арендует помещение ЧП «Клиническая больница» и в которой имеет подработку профессор Заболотнов и еще сотни крымских бюджетников – врачей, акушерок и медсестер, является структурным подразделением роддома №2. То есть, преступление, по данным следствия, происходило именно на этой территории. К нашему большому сожалению, Ирина Глазкова отказалась от интервью, но обещала ответить на наши вопросы после того, как по делу Виталия Заболотнова будет оглашен приговор. Хотя ряд вопросов никак не касался какой-то тайны следствия,  на которую главврач роддома ссылается и которую продолжает хранить даже после окончания судебного следствия. Например, сколько сотрудников родильного дома подрабатывают в частной медицинской клинике, расположенной на территории женской консультации или роддома?

В своих показаниях во время следствия Ирина Глазкова уверяла, что работа частной клиники и госучреждения никак не пересекаются, а коллективы совершенно разные. Откройте сайт  Kлинического объединения «Genesis», и вы увидите фото хорошо знакомых вам врачей, включая профессора Заболотнова, которые работают в государственной системе здравоохранения. Но самая главная правда там не сказана. Правда о том, что «Генезисов»– юридических лиц, на самом деле, в Крыму есть как минимум два. Оба они зарегистрированы в разные годы по одному симферопольскому адресу, но ни один из них не имеет лицензии Минздрава на осуществление медицинской деятельности.

“Империя Генезис”

Поиск в Едином госреестре не выявил юридического лица с названием Клиническое объединение «Genesis». Получается, оно виртуально – существует только в рекламе и на сайте структуры. Однако есть два юрлица в Симферополе с названиями “Корпорация «Генезис» и ООО «Клиника “Генезис», зарегистрированные по одному адресу. Однако поиск в другой открытой базе – Едином лицензионном реестре – показывает, что лицензий на ведение медицинской деятельности ни одна из наших фирм не имеет. Более того, как следует из данных ЕГРПОУ, корпорация Генезис вообще является консалтинговой, а не медицинской фирмой. А как же тогда “18 лет на рынке медуслуг”, – как пишется на сайте?

Разгадка, в общем-то проста: “Genesis” использует в своей деятельности лицензию другой родственной структуры – ЧП «Клиническая больница». Информацию об этом находим и на сайте “клинического объединения”.  Но зачем нужна такая  конспирация и почему любой из двух “Генезисов”  не получает лицензию Минздрава и не работает с потребителем услуг напрямую и от своего имени? Мы попытались задать эти вопросы руководству предприятия, обладающего лицензией, которую использует “Генезис”. Но это оказалось не так просто. Попасть в кабинет руководителей в новом, теперь уже собственном здании клиники “Genesis” затруднительно: вход к директору клиники отдельный, в торце здания, с кодовым замком.

В приемной нам отвечают, что руководителя ЧП “Клиническая больница” Татьяны Сайковой нет, а поговорить с ней можно по телефону. Однако связаться с руководством «Генезиса» и Клинической больницы за несколько дней до выхода в эфир телепрограммы нам так и не удалось. Не смогли мы сделать это и через полторы недели, когда готовили печатную версию расследования:  рабочий телефон  Татьяны Сайковой все также не отвечает. Тем не менее, «Центр журналистских расследований» готов предоставить руководству ЧП “Клиническая больница” или  владельцам “Генезисов” место на страницах  он-лайн издания или в эфире телепрограммы,  в любое удобное время  – для реализации права на ответ.

Но документы, как известно, часто гораздо красноречивее людей, а, главное, от общения с журналистами и от своих слов не отказываются. Мы официально получили выдержки из единого госреестра и можем, пользуясь официальными данными,  составить карту  империи под условным названием Генезис.

В 2002 году частное предприятие «Клиническая больница»  с уставным фондом в 0 гривен было зарегистрировано ,по адресу 7-горбольницы Симферополя – улица 60 лет октября, 30. Учредителем ЧП  тогда был  Роман Клименков, совладелец и экс-руководитель “Черноморского банка реконструкции и развития”, а также бизнес-партнер двух бывших министров Крыма : министра финансов Михаила Виткова (он сейчас возглавляет наблюдательный совет ЧБРР) и экс-министра здравоохранения Крыма и Украины Андрея Пидаева. Поэтому неудивительно, что уже в следующем году Клименкова в учредителях ЧП сменяет Мария Михайловна Виткова, судя по всему, дочь экс-министра финансов. Затем  фирму перерегистрируют на другое физлицо – Татьяну Шармагий, имевшую  долю еще в одной фирме из этой плеяды – «Докфарм».

Эти две фирмы и еще четыре ООО – «Докфарм-мед», «Актау», «Евромедцентр» и «Центр клинической диагностики»  в 2006 году учреждают Корпорацию «Генезис», виды деятельности – консультирование, посредничество и торговля. Уставной фонд корпорации и по сегодняшний день – ноль гривен.

И,  наконец, в 2007 году  регистрируется ООО Клиника «ГЕНЕЗИС». Она числится по тому же адресу, что и  Корпорация. Единственный учредитель судя по совпадению фамилии и отчества – дочь экс-министра здравоохранения Крыма и Украины  Елена Андреевна Пидаева, затем сменившая фамилию на Куртбединову. И она же  учредила еще один  «Евромедцентр» – частное предприятие, зарегистрированное, как и уже упоминавшееся ООО “Евромедцентр”   по адресу республиканского глазного центра на улице Ленинградской.

Таким образом, привязка частных структур к государственным наблюдается на протяжении уже более 10 лет, причем за это время сменилось не одно правительство. Помнится, экс-министр Крыма Игорь Шпак  в начале своей крымской карьеры заявлял, что покончит с засильем частных форм в госбольницах, но затем его реформаторство пошло аккурат в противоположную сторону – на закрытие и выселение учреждений под видом оптимизации.

Создание республиканского перинатального центра, конечно же, создаст весьма некомфортные условия для существования сложившейся системы, поэтому конкуренция за то, кто его возглавит в медицинских кругах достаточно большая. Этим, отчасти, многие и объясняют конфликт между профессором Заболотновым и супругами Глазковыми. Но фаворит здесь другой – замминистра здравоохранения Крыма Татьяна Бабич, которая, по версии медиков, для этого и приехала в Крым из Донецка.

Джерело: Investigator

454 total views, 2 views today

Для отримання юридичної допомоги
заповніть анкету

П.І.Б.*

Організація

E-mail*

Телефон

Деталі звернення

Яка юридична допомога вам потрібна? *

Юридична консультаціяДопублікаційна експертизаПравовий захист у судіСкладання інформаційного запиту

Завантажте документи/файли

* - обов'язкові поля

×














×